«ФСБ гарантировала покровительство, а мы делились финансами»